«Эффект Зейгарник»: что такое незавершенный гештальт и почему мы так часто о нем говорим

В 2017 году одним из главных музыкальных хитов была песня Дуа Липы «New Rules». В ней певица рассказала о своей безответной любви и о том, как несколько простых правил помогают ей выбраться из этой зависимости и изменить свое поведение, которое мешает ей двигаться дальше и строить другие отношения. Уже к концу года в сети появился мем о том, что «в 2017 гештальт закрыла только Дуа Липа». И действительно, советы, которая дает певица сначала себе, а в конце песни уже и другим девушкам, похожи на то, что сегодня среди психотерапевтов и людей, интересующихся психологией, называется «закрыть гештальт». Однако давайте сначала разберемся, что это за явление и откуда оно берет свои корни.

Официально само направление гештальт-терапии получило большое распространение в Европе и США в начале 1960-х годов. Основные положения были разработаны его основателями — Фредериком Перлзом, его женой и Полом Гудменом. В отличие от психоанализа, который был самым популярным направлением до этого времени, направление гештальт-терапии не фокусировалось на бессознательном, а уделяло внимание развитию самосознания. При этом сам психоаналитик принимал активное участие, раскрываясь и взаимодействуя с пациентом как личность.

Сейчас определить понятие «незакрытый гештальт» можно так — это ощущение, что какая-то ситуация или проблема, случившаяся с вами в прошлом, преследует вас в настоящем времени. Это могут быть воспоминания и мысли, которые периодически всплывают в голове и вызывают не самые приятные чувства, и такие отношения с новыми людьми (неважно, любовные, дружеские или рабочие), когда мы ловим себя на мысли, что продолжаем вести себя по старому «сценарию», повторяя ошибки из предыдущих взаимодействий. 

В действительности сам феномен фиксирования мыслей на каком-то незавершенном деле берет начало еще раньше — в 1920-х годах. Тогда еще молодая студентка философского факультета Берлинского университета, Блюма Вульфовна Зейгарник, приняла участие в эксперименте, которое позже ляжет в основу целого ряда ее исследований. Курт Левин, руководитель ее курса, любил неформальное общение со своими учащимися и часто водил их в ресторан на обеды. Однажды, приведя студентов на такую встречу (среди которых была и Блюма Зейгарник), он попросил официанта перечислить заказ, который только что сделали несколько клиентов за соседним столиком. Он без труда перечислил все заказанные ими блюда. Тогда Левин попросил проделать то же самое, но с заказами клиентов, которые уже расплатились и ушли из кафе. Молодой человек не смог вспомнить ни одного блюда, объяснив это тем, что клиенты уже рассчитались, поэтому их заказы для него не приоритетны. Эта ситуация послужила поводом для предположения, что незаконченные действия или ситуации мы помним гораздо лучше, чем уже завершившиеся. Позже Зейгарник провела ряд экспериментов, подтвердивших, что невыполненные задачи создают определенное напряжение в человеческой памяти, а сам феномен получил название «Эффекта Зейгарник». 

Такое напряжение помогает нам не забывать о своих потребностях. Но для того, чтобы человек был психологически здоров, гештальты надо своевременно доводить до логического завершения. Незакрытый гештальт может вызвать навязчивое желание вернуться в ситуацию и «переиграть» ее. В таком случае человек начинает повторять прежние схемы в изменившихся условиях — например, провоцирует в новых отношениях конфликты, нерешенные с прежним партнером. В более тяжелых случаях человек даже не хочет сближаться с другими, фокусируясь только на том, как вернуть и переиграть отношения с тем, с кем они не сложились до этого, тем самым буксируя на месте и ограничивая себя от движения вперед.

Незавершенный гештальт может проявляться и другим, достаточно популярным способом: мама, которая хотела стать актрисой, но не получилось. Такой незакрытый гештальт заставляет ее толкать свою дочь к поступлению в театральный. В сущности, механизм действия напоминает банальную для всех ситуацию: вспомните, как иногда у всех нас бывает, когда, услышав кусочек какого-то трека, мы на протяжении всего дня его напеваем, отстукиваем мотив и жалуемся друг другу фразами «дурацкая песня с утра сидит в голове». И так продолжается до тех пор, пока мы не послушаем ее снова от начала до конца или же пока наше внимание не переключится на какое-то более важное событие. Однако только стоит нам расслабиться, песня снова начинает играть в голове. Незакрытые гештальты ощущаются точно так же, только песней в данном моменте станут — наше поведение в неудавшихся отношениях; неумение отстоять свои границы с друзьями, близкими или боссом; недосмотренный фильм или неоконченный образовательный курс. То есть любая ситуация, которая была для нас важна, но либо закончилась не так, как мы предполагали (парень внезапно разрывает отношения и не объясняет толком причины), либо просто обрывается без логического окончания (когда мы ожидаем звонка от нового знакомого, а он не перезванивает, хотя взял номер и обещал позвонить). Самое неприятное то, что, имея незавершенные гештальты, мы всегда хотим их закрыть, а для этого, в большинстве случаев, неосознанно приводим себя в ситуации, где могли бы это сделать, а это заставляет нас все время откатываться назад и расходовать на прошлое огромное количество энергии, которое могли бы тратить на движение вперед.

Безусловно, большинство гештальтов мы закрываем самостоятельно почти каждый день, осознанно или нет, но некоторые остаются с нами, «даря» напряжение, невротизмы, а порой и вовсе чужие установки, которые мы стараемся воплотить в жизнь, не задумываясь о том, насколько они соответствует нашим желаниям. И если вы ощущаете, что сами это напряжение сбавить не можете (и тем самым закрыть гештальт), на помощь приходит психотерапевт. Он поможет осознать потребность, увидеть, как вы с ней обходитесь, и помочь найти подходящие способы ее удовлетворения.

Фото: @de_rococo

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО