5 книг для чтения на летних верандах

Иногда случаются такие дни, когда ничто не может быть лучше прогулки в одиночестве по залитым солнцем улочкам, покупки пары ненужных, но таких очаровательных вещиц на городском маркете и чашки ароматного кофе или бокала вина на открытой веранде кафе, усаженной зацветающими гортензиями. Для абсолютного совершенства я бы еще добавила в эту комбинацию шорох переворачиваемых страниц хорошей книги, в которой карандашом на полях можно отмечать особо удачные моменты повествования. Сегодня я поделюсь как раз такими своими личными фаворитами — легкими, порой ироничными или наоборот немного грустными произведениями, идеальными для весенне-летнего чтения.

Уильям Сомерсет Моэм «Мэйбл»

Это совершенно потрясающая и невозможно смешная история брака Джорджа и, собственно, Мэйбл, его возлюбленной. Как и все рассказы автора (кстати, советую непременно обзавестись сборником целиком), это произведение невероятно иронично и метко разворачивает перед нами крошечную жизненную зарисовку на своих страницах. Когда, продвигаясь по повествованию, вы поймете, в чем тут дело, удержаться от улыбки будет совершенно невозможно, уверяю. Рассказ совсем крошечный, буквально несколько страниц, поэтому, если вы не позаботились захватить с собой печатное издание, будет удобно прочесть его в электронном виде, например, вот здесь.

Секретарь кликнул боя и велел принести еще выпивки. В этих гостеприимных краях вас не спрашивают, хотите ли вы чего-нибудь, — принято считать, что вы этого хотите. Секретарь расположился в удобном кресле с высокой спинкой и закурил манильскую сигару.

Ги де Мопассан «Счастье»

Еще один недлинный рассказ, повествующий об огромной любви длиною в целую жизнь. Этот простой сюжет без прикрас заставит в очередной раз задуматься об истинно важных вещах и цене счастья. На берегах туманной Корсики мы встретимся с пожилой Сюзанной де Сирмон, которая поделится своей удивительной историей, полной чувства такой невероятной силы, что никакие преграды и условности не стали для него помехой.

На поверхности моря, на самом горизонте, всплыла огромная и туманная серая масса.

Женщины поднялись с мест и в недоумении глядели на это изумительное, никогда ими не виданное явление.

Кто-то сказал:

— Это Корсика. Она видна отсюда два-три раза в год при исключительных атмосферных условиях, когда воздух совершенно прозрачен и нет мглистой дымки, обычно заслоняющей горизонт. Там, вдали, смутно вырисовывались гребни гор; казалось даже, что можно разглядеть снег на их вершинах.

Трумен Капоте «Закрой последнюю дверь»

Перед нами Уолтер, молодой человек, который «не знал, откуда начинать думать о самом себе», вечно не более чем с парой сотен долларов на туманное будущее и несколькими романами за спиной. Еще один герой Капоте, которому так трудно в реальном мире. Еще один герой, который никак не может признаться даже самому себе в истинных причинах происходящих с ним событий. И еще одна отличная история для чтения солнечным полднем в сердце города.

Он сказал, ты сказала, они сказали и снова и снова. Всё ходит по кругу, как лопасти этого вентилятора на потолке; он крутился и крутился, почти не тревожа затхлого воздуха, и издавал звук, похожий на тиканье часов, отсчитывал секунды в тишине. Уолтер переполз на более прохладную сторону кровати и смежил глаза, чтобы не видеть маленькой темной комнаты. Он приехал в Новый Орлеан сегодня в семь вечера, а в полвосьмого снял номер в этой гостинице на крохотной безымянной улочке. Стоял август, в красном ночном небе словно горели фейерверки, и неестественный южный ландшафт, так внимательно изученный из окна поезда, — он опять вспоминал его, чтобы подавить все остальное, — усиливал ощущение конца дороги, непоправимого краха.

Дафна Дю Морье «Маленький фотограф»

В рассказе английской писательницы перед нами разворачивается история легкомысленной маркизы, скучающей в курортном отеле в ожидании супруга, и местного фотографа, который держит магазинчик неподалеку на пару со своей сестрой. Самое обычное увлечение оборачивается непоправимым происшествием. Произведение написано отличным слогом и, помимо всего прочего, не лишено доли напряженности, что, впрочем, очень свойственно автору. А если это чтение покажется вам увлекательным, и вы еще не знакомы с остальным творчеством писательницы, очень рекомендую приобрести «Ребекку», атмосфера великолепного поместья и интересный сюжет наверняка не оставят вас равнодушными.

Возле кресла стоял маленький столик, а на нем три флакончика с лаком для ногтей, разных оттенков. Из каждой бутылочки она нанесла тонкий слой на три пальца и теперь, вытянув руку, изучала полученный эффект. Нет, лак на большом пальце слишком яркий, слишком красный, он придает ее тонкой смуглой руке неспокойный, несколько возбужденный вид, словно на нее упала капелька крови из свежей раны.

Лак на указательном пальце был розовый, резкого оттенка, он тоже казался ей неверным, не соответствующим ее нынешнему настроению. Это был красивый сочный розовый цвет, уместный в гостиной или в бальном зале, на приеме, когда стоишь, медленно обмахиваясь веером из страусовых перьев, а вдали раздаются звуки скрипок.

Средний палец покрывала тончайшая шелковистая пленка, цвет которой трудно было определить. Не малиновый и не алый, а какой-то более тонкий, мягкий оттенок. В нем виделся блеск пиона, который еще не совсем распустился навстречу утреннему солнцу, он еще в бутоне и покрыт капельками утренней росы. Прохладный и тугой, он глядит на пышную зелень лужайки с высоты бордюра на террасе и раскроет свои нежные лепестки только под лучами полуденного солнца.

Анна Гавальда «Некоторые особенности Сен-Жермен»

Это первое произведение в нашумевшем в свое время сборнике рассказов французской писательницы, который и принес ей известность. Я очень люблю время от времени возвращаться к этим простым историям, обдумывать и перечитывать их по отдельности. Этот рассказ про истинную парижанку, про случайную встречу, одну из сотен произошедших в тот день в городе, про легкость, про молодость. Словом, прекрасный выбор в ожидании чашечки кофе под теплым весенним солнцем, пусть и не парижским.

Я остановилась на краю тротуара, не доходя улицы Сен-Пер, и всматриваюсь в поток машин, чтобы перебежать на другую сторону. Поясняю: ни одна уважающая себя парижанка на бульваре Сен-Жермен не станет переходить проезжую часть по белой «зебре» на зеленый свет. Уважающая себя парижанка дождется плотного потока машин и ринется напрямик, зная, что рискует. Смерть ради витрины бутика «Поль Ка». Восхитительно.

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО