Моя история: «особые отношения» с едой

Для написания этой статьи потребовалось поднять свои дневниковые записи, чтобы с головой окунуться в болезненные воспоминания. С такими мыслями я жила 4 года или, правильнее говоря, выживала.

 

Эта заметка была написана на пике моей паники, тогда я уже полностью потеряла контроль над собой. Помню, как ехала обессиленная в метро и, толком не видя клавиатуру, набирала этот текст. По всей видимости о булимии я говорила в мужском роде, потому что это были словно отношения с абьюзером, который сначала кажется таким чутким и понимающим, а после оказывается неимоверно жестоким. Я и подумать не могла, что наш роман перерастет во что-то серьезное.

На тот момент я уже невыносимо устала от того, что вся моя жизнь крутится вокруг еды. Моей мыслительной жвачке было не видно конца, в голове буквально всегда присутствовали навязчивые мысли по поводу тела, еды и того, как я себя ненавижу. Мои дни начинались и заканчивались этим, концентрироваться на чем-то другом было просто невозможно. Каждый прием пищи вызывал во мне бурю эмоций и сомнений. «Могу ли я сейчас это съесть?». «А не слишком ли много для перекуса?». «Вдруг я поправлюсь от этого?». «Если я сегодня не поужинаю, есть шанс похудеть?». Тревога возрастала в геометрической прогрессии, и уже не я контролировала еду, а она меня. Голос болезни твердил, что я недостойна пищи, что я слабачка и не могу взять себя в руки. И я продолжала откладывать жизнь на потом.

После всех ограничений срывало крышу, и вот в какой-то момент я ловила себя на том, что запихивала в рот любую еду, даже не чувствуя ее вкус. Во время поглощения этих килограммов еды я уже ненавидела себя. Дальше круг замыкался — чувство вины, самообвинение, искусственная рвота и слабительные таблетки. Сейчас я понимаю, что в тот период жизни происходило столько сложных вещей, которые юная девочка была не в силах контролировать. Поэтому я яро пыталась взять командование над своим организмом. Война с едой, а по сути с самой собой, позволяла мне отсиживаться в тылу своей жизни. Все мои интересы, увлечения, отношения с близкими и проблемы меркли перед мыслями о похудении. Это занимало не меньше чем 80 процентов всей моей мозговой деятельности. Навязчивая идея, словно комар, жужжала над ухом и не давала расслабиться. Я жила в постоянном самокопании, а жизнь проходила мимо.

Так началась и продолжалась моя история, но я хочу рассказать, как она закончилась. Отправной точкой стало то, что я до жути испугалась за свое здоровье. Сначала я начала вытаскивать клочья волос во время мытья головы. Потом заметила, что сердце начало побаливать, а последней каплей стало то, что мои зубы один за другим просто-напросто стали крошиться. Это неудивительно, ведь вместе с едой выходил и желудочный сок, который разрушал эмаль. Тогда я поняла, что эта игра затянулась и все страшные последствия, о которых я слышала, но не воспринимала всерьез, уже происходят со мной. Я думала, что у меня получится покончить с этим раньше, но как же я ошибалась. Невозможно описать, насколько сильно я была истощена постоянными мыслями о еде.

Как только я признала проблему, начались подвижки. Я наткнулась на видео психолога Евгении Стрелецкой о том, что такое расстройство пищевого поведения и как с ним бороться.

Во-первых, РПП, помимо питания, включает в себя еще и эмоциональную составляющую, поэтому необходимо научиться осознавать свои эмоции. Базовые негативные: стыд, страх, чувство вины, отвращение, злость. Базовые положительные: радость, любовь, интерес. Я начала записывать в заметки телефона ситуации и эмоции, которые они у меня вызывают. Неудивительно, что негативных, которые выбивали меня из колеи, было намного больше. Причина непонимания своих чувств кроется в детстве, когда запрещалось испытывать какую-либо эмоцию. Навык эмоциональной саморегуляции позволяет снижать накал навязчивых эмоций, и, как следствие, акцент внимания смещается на саму жизнь.

Следующим этапом стала борьба с булимией. Нужно было разорвать порочный круг: ограничение — недоедание — переедание — рвота. Для этого я разрешила себе компульсивно переедать, я терпела и не ходила в туалет, чтобы организм заново научился определять сытость. Лежа с болью в животе от переедания, я давала организму понять, что он уже сыт, и в последующем ему уже не хотелось такого количества еды. Погашая негатив, увеличивается поле комфорта, в котором чувство вины или страх поправиться не подкрепляется действиями. Эти действия — основные принципы протокола Минни Мауд, который нацелен на то, чтобы сформировать нулевую реакцию на еду.

По прошествии двух лет могу сказать, что я почти в ремиссии, но меня все еще откидывает в прошлое состояние. К булимии я уже не возвращаюсь, но вот та самая волна с цепкими, как крабы, мыслями все еще прибывает к моему берегу. Даже самые обычные звуки пережёвывания еды для меня являются триггерными и напоминают о самых темных моментах моей жизни. Это называется голосом анорексии, который твердит мне, что я стала много есть. У меня утратилось восприятие нормальной порции и иногда я думаю, что у меня компульсив, а это просто организм бьет тревогу и в экстренном режиме добирает необходимые белки, жиры, углеводы и прочие элементы. Надо отметить, что как только я успокаиваюсь, то осознаю, что переедание было не таким уж и страшным, и чаще всего я даже не превышаю здоровую суточную норму калорий. С этим маятником я пытаюсь бороться путем оспаривания этих сеющих панику мыслей. Упражнение называется opposite action: как только голос болезни начинает внушать мне, что я толстая, что эта конфета лишняя, что завтра я поправлюсь, я стараюсь не идти на поводу у этого лжеца. Например, мне тяжело есть еду, в которой много масла и специй, из-за обилия вкусов мне начинает казаться, что я ем кучу всего. Соответственно, я стараюсь избегать такой еды, а нужно продолжать есть, чтобы почувствовать себя по-другому. Путем обратного действия, не того, что твердит болезнь, накал эмоций остывает, а значит шанс, что они повторятся, тоже уменьшается. Еще один способ — это подавлять стыдящую интонацию своей ответной любовью и разрешением себе быть именно такой, какой пророчит быть этот голос.

Я думала, что могу обмануть природу, а надо было всего лишь довериться своему телу. Сейчас я ни капли не стыжусь своего прошлого состояния и, наоборот, благодарна этому этапу жизни, ведь он показал мне, какой сильной я могу быть. Один раунд пройден, но игра продолжается. 

Фото: @ellakarberg

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО