Личный опыт: записки ипохондрика

Вы знаете, что такое невроз? Или обсессивно-компульсивное расстройство? Ипохондрия? Я — психотерапевт. Но об этих вещах расскажу как клиент. Для того чтобы осознать, проработать и описать свой невроз, у меня ушло много времени. И я работаю с ним и по сей день. Надеюсь, что часть из вас прочитает мои записки, и возможно кому-то это поможет.

 

Если вы узнаете в тексте себя, у меня для вас две новости: первая  вы такие не одни, вторая  психотерапия поможет.  

Много лет я испытываю сильный страх смерти, страх, который поселил во мне постоянную тревогу. Страх смерти чувствуют практически все, это нормально. В идеальном мире на него опираются и черпают из него ресурс для жизни. И не у всех он перерастает в невроз и обсессивно-компульсивное расстройство. У меня перерос. Как я это поняла? Сначала он заполнил мои мысли. Навязчивые мысли (обсессии), которых я боялась, о которых никому не говорила. У меня было убеждение, что если скажу — это может осуществиться. Мне снились ужасные сны. Тревожные и тёмные.

 

Не в силах справляться и контролировать эти мысли, чтобы ослабить тревогу, я стала выполнять ритуалы (компульсии). Не то чтобы я сознательно это сделала, моя психика на тот момент выбрала такую защиту. Их я делала тоже втайне от всех, незаметно, тихо. Мне было стыдно. Но я не могла их не выполнять. Мне казалось, что они охраняют от смерти. Не меня, моих близких. У них была власть надо мной. Я не вполне это контролировала, в моей голове всё было очень логичным. Это такая невротическая уловка — я сделала свою часть сделки, теперь вселенная должна сохранить безопасность тех, кого я люблю. Я не помню точно, какой ритуал был первым. И очень сложно описать процесс их формирования. В школьные годы у меня их было одновременно штук семь. Могу описать пару тех, которые помню.

Из последних: например, мне просто необходимо было нажимать на диспенсер с мылом в душе ровно семь раз. Если не нажму — случится что-то плохое. Или мне обязательно нужно обернуться на лестничном пролёте, когда я спускаюсь вниз. Как-то вдруг я решила, что мне ни в коем случае нельзя пользоваться одним своим парфюмом, иначе будет беда. А я его любила и когда-то сильно хотела. А самый важный ритуал, как высшая форма защиты, который до сих пор, хоть и редко, проскакивает у меня в моменты тревоги — тихонечко сглотнуть и сказать одними губами: «всё будет хорошо». 

 

Бывает, что совершение подобных компульсий у людей занимает огромное количество времени и сильно мешает жить. Когда я изучала эту тему, я узнавала про такие лихие ритуалы, что мои и рядом не стояли. В моём случае я бы не обратила на них внимание всерьёз, если бы мой невроз не стал проявляться физически.

 

Мне кажется, что в какой-то момент, когда мистическая вера в ритуалы лишилась для меня смысла и я потеряла последнюю логику своих компульсий, тревога перешла в симптом. Первым таким симптомом была постоянно повышенная температура. Классические анализы-врачи, и в итоге — седативные (глупейший глицисед, который понизил и так моё низкое давление). Тогда мне впервые посоветовали обратиться к психологу. Но я не обратилась. Я выбрала сильно в обход — пошла на него учиться. Конечно, это не помогло. Учиться на психолога и проходить длительную психотерапию — две совершенно разные вещи.

Тревога, страх смерти, навязчивые мысли и компульсии смешались и переварились в ипохондрию. Моим ритуалом стало находить у себя болезни. Будто концентрация на себе уведёт внимание чего-то плохого от любимых.

 

Я находила у себя новые симптомы почти каждую неделю. Мучилась догадками, иногда гуглила, но никогда не лечила их сама (хвала небесам!). Я ходила по врачам. Мне помогали такие походы ровно на три дня. У меня все сразу переставало болеть. Но потом я начинала сомневаться в компетентности врача, в том правильно ли я сформулировала свою жалобу, а достаточно ли придирчиво он меня осмотрел, а вдруг в лаборатории что-то перепутали. И симптомы возвращались.

 

У меня в телефоне была заметка, где, кроме менструального цикла, я отслеживала новые болячки, которые я у себя находила, записывала лекарственные препараты, которые мне назначали разные специалисты. Если мне назначали какой-нибудь новый препарат, пусть даже мазь от фотодерматита, я тут же гуглила ее, выискивала всю возможную информацию и, если получалось, обесценивала её эффективность и ставила под большой вопрос профессионализм врача. Как-то я прочитала статью о недоказанности эффективности фентонила, из которого состоят все самые популярные в постсоветских странах ноотропы (психостимуляторы), и поняла, что неделю мне очень здорово помогал дорогой плацебо. 

 

Всё это продолжалось до тех пор, пока я не начала ходить на групповую психотерапию. Никакой магии, никаких лекарств. Группа смотрела на меня так жалобно, когда я рассказала свою историю, а терапевты говорили со мной так печально, что серьезность проблемы выплеснулась мне в лицо, и я поняла, что это совсем не смешно. Дальше — у каждого свой путь в терапии. Мой продолжается, но эту, самую болезненную часть своего невроза, я почти преодолела. 

Дело в том, что если вы прочитаете сотню книг по психологии или получите высшее образование в этой сфере — вы ни на шаг не приблизитесь к выздоровлению. В некоторых случаях это даже вас от него отдалит. Ничего и никогда не заменит психотерапию. Осознание своей проблемы — первый шаг. Понимание, что вы в этом не одни — второй. Сделайте третий.

Фото: @mfcorridan

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО