Ваши письма: абьюзивные отношения

Мы затронули очень непростую тему. О которой сложно говорить. Воспоминания, которые сложно перебирать в голове. Сложно анализировать. И мы безгранично восхищаемся теми, кто сумел выбраться из абьюзивных отношений, и верим в тех, кто ещё боится уйти. Надеемся, что этими историями сумеем помочь хотя бы одному человеку. И это уже будет победа.

В моей семье все женщины по маминой стороне, включая маму, всегда следили за фигурой. Все они потрясающе выглядят, хотя маме 40, тете 47, а бабушке уже 72. Мне 19, и всю мою жизнь был абьюз моей фигуры: тут животик, тут щеки, тут спина поправилась, и я правда думала, что толстушка (и это при росте 169 см с весом в 54 кг). Я постоянно худела, постоянно была на диете. Сейчас уже как год живу самостоятельно и отдельно от родителей. Каждый раз, когда я приезжаю домой, меня обсуждают, подкалывают, вроде бы и по-доброму, но это задевает, ведь я сама недовольна фигурой, так как правда поправилась (рост 171, вес 67). Последний раз мама выкинула такой подкол, мол моя младшая сестра больше любит обниматься со мной, потому что я мягкая, а мама покостлявее и с ней не так приятно. Бабушка постоянно интересуется, какой же у меня сейчас вес. Постоянно приносит домой в качестве гостинцев шоколадки, а на мне делает акцент, мол мне и так хватит, я без шоколадки. И так всю жизнь. Мне кажется, что у меня уже какое-то расстройство, потому что я всегда пытаюсь им угодить, но им всегда что-то не нравится...

С уже бывшей подругой мы познакомились лет десять назад. Поначалу общались в одной компании, намека на какую-то близость не было, но спустя пару лет она сломала ногу, и мы, болтая на лавочке возле ее подъезда, сблизились и больше надолго не разлучались. 

 

Мы были полными противоположностями: она — душа компании и нравилась всем нашим знакомым парням, а я была неуверенной в себе, затюканной. Мне иногда казалось странным, что она вообще так много уделяет мне внимания, открывает душу, доверяет первой все-все секреты. Однажды я обронила фразу: «Обещай, что никогда меня не бросишь». Как сейчас понимаю, эта фраза стала точкой отсчета. Потом ею меня попрекали, и не раз.

 

С подругой мы то ссорились, то мирились, иногда на некоторое время переставали общаться. Но потом снова сходились. С каждым возвращением я будто менялась, а она нет. Раньше я не придавала значения ее своенравности (мне тогда казалось, что это своенравность). А на самом деле это был настоящий абьюз. Мы делали все только так, как хотела она. Если делалось по-другому, то она могла не разговаривать со мной часами, и я не могла допытаться, в чем же я не права. Она желчно шутила надо мной, выдавая это за милый дружеский стеб, молчаливо разрешала своим друзьям издеваться надо мной, по-детски издеваться. Она вмешивалась в мое личное пространство: это означало, что у меня практически не могло быть свободного времени на какие-то свои дела, не было права на личную тайну. Иногда мне даже приходилось врать ей (о болезнях, о парах допоздна), чтобы повидаться с кем-нибудь или просто остаться дома.

 

Мы постоянно обсуждали только ее проблемы, а мои часто обесценивались или вообще высмеивались. В конце концов, даже моя внешность ее не устраивала. Однажды она сказала, что, по мнению ее друзей-парней, я неухоженная, поэтому никому не нравлюсь (хотя, ну боже мой, это мое дело, краситься или нет). Да, это я сейчас так трезво рассуждаю, и иногда прихожу в ужас от того, насколько была жалкой. И ведь думала: «Как же круто, у меня есть лучшая подруга, мы так близки». Я до сих пор помню о ней очень ясно, даже при случае упоминаю в разговорах. Такое не забывается, ни крепкая дружба, ни боль, которую она принесла.

 

В какой-то момент я чётко осознала, что устала, что ее слишком много в моей жизни. И тихонько пропала из ее поля зрения. Надеюсь, сейчас она никого не абьюзит и живет счастливо.

Мне 32 года и 22 из них я прожила в постоянном моральном и физическом насилии. В 5 лет я подверглась сексуальному насилию со стороны отца, в 15 лет со стороны отчима. Меня с детства часто били и избивали. Отчим избивал мою мать, когда я заступалась за неё, он избивал меня. К 17 годам у меня было 3 сотрясения мозга, не говоря уже о постоянных синяках и побоях. Но ни разу моя мать не обратилась за помощью. Вместо этого она била меня, чтобы выпустить «пар». В мире нет ни одной причины, по которой ребенок мог бы заслужить всё это. Говорят, что все в жизни дано для чего-то, и что родителей мы выбираем сами... возможно, но всё же.

 

Сейчас мне 32 и уже 10 лет я живу отдельно. Я прошла этап наркотиков, алкоголизма и отчаянной попытки найти любовь хоть в чьих-то объятьях. Ничто из этого не заглушило боль внутри и не стерло из памяти все эти события. Сегодня я учусь заново жить, мне еще многое предстоит преодолеть внутри себя, но я сделала главное: приняла свое прошлое и перестала себя жалеть. Я знаю наверняка, я хороший человек. У меня большое и доброе сердце и я достойна любви. В этой жизни все зависит от нас самих. Несмотря ни на какие условия, в наших силах изменить свою жизнь. 

 

Я бы хотела сказать всем девочкам / девушкам / женщинам, что ни одна из нас не заслуживает насилия со стороны мужчины. Ни одна из нас! И нет ни одной причины, которая могла бы удерживать вас рядом с таким мужчиной.  

 

Больше всего на свете я бы хотела, чтобы моя мама это поняла. Но, к сожалению, мы бессильны помочь там, где человек сам не хочет этой помощи.  

Я больше не хочу быть замужем. Какая ясная, понятная и такая простая мысль посетила меня сегодня. И никогда прежде я ее так не формулировала. Я десятки сотен раз говорила: «я больше не могу так жить, я больше не могу это терпеть, я больше не хочу страдать» и далее в таком же ритме. А сегодня, после утренней истории с клубникой и вчерашними гостями, я вдруг четко поняла, что я больше не хочу быть замужем! Потому что на месте моего нынешнего психического мужа, который имеет радость покрывать меня всеми хуями летним воскресным утром, отыскав внутри себя пустячный повод делать это, будет другой такой же, а потом и третий, и может быть шестой. У них будут разные голоса, разные точки кипения, разный лимит спокойствия, разный вес и разные кошельки, но одна на всех способность унижать меня и вторгаться внутрь своими грязными волосатыми кулаками. Потому что я позволяю это делать. Потому что я добрая. Хорошая, блядь, девочка. Гостеприимная, доверчивая и уважающая старших. Потому что я встаю с утра, накрываю на стол завтрак, готовлю кашу и омлет, выволакиваю из холодильника все ягоды мира, наливаю душистый чай, а потом сижу и жду «доброго утра», улыбки, «спасибо, все было очень вкусно». Потому что я приучена обществом уважать мужа и заботиться о нем. Потому что никогда не возьму единственную на торте вишенку, а оставлю ее супругу, чтобы он оценил мою заботу и любовь. А он так сильно привык к этому за 28 лет совместной жизни, что уже не замечает подобных поступков, их для него не существует. Зато существует потребность в большем, в значимом, в видимом, в красной тряпке, которая дает энергию и питает жизнь. Отдала соседскому ребенку клубнику, которую я тебя просил купить и мечтал съесть, на, получи пинка, сука! И неважно, что ты купила две коробки клубники и одна у меня еще есть, мне одной мало, и той, что на огороде своем созрела, тоже мало. И вообще не в ней дело, в этой сраной клубнике, а в том, что не слушаешь меня, хуй на меня кладешь, насрать на голову хочешь, весь дом раздать и даже не подумать, как тяжело мне все это достается.

 

Я больше не хочу быть замужем. Потому что «замужем» — это за мужем. За стеной его дома. За его тараканами, его решениями, за его привычками, его победами и слабостями, его проблемами. Я больше не хочу жить его желаниями, потому что у меня своих полно — они обыкновенные, простые, но такие, сука, сильные. Они рвут меня изнутри и на части. Они боятся, что умрут там, не докричавшись до меня, не сумев доказать, что им срочно нужно на волю, на свободу. А я их слышу, я уже люблю их, невиданных еще, я ценю их, я дорожу ими. Только вот почему-то никак не выпущу — говорю им, душечкам, потерпите милые, сейчас пока нельзя, кругом враги, затопчут, погубят вас, слабеньких и тонкошеих. И желания мои, помитинговав в очередной раз, кивают обреченно и рассаживаются по своим углам в ожидании следующего подходящего момента. И так проходит день, неделя, месяц, год, жизнь… И раз уж я так привыкла спасать и, может быть, была рождена для этого, даю себе слово срочно спасти своих — желания, эмоции, чувства, мысли. Для этого мне и нужна Свобода. Свобода мысли, свобода тела, свобода-бить-не-замужем, а самой по себе. И да, случайную опечатку «бить» вместо «быть» я оставлю, так будет точнее даже.

Свою первую любовь я встретила в клубе. Любовь с первого взгляда, подумала я. Девочка на ночь, думал он. Но спустя месяц ежедневных звонков, переписок, прогулок по городу и знакомств с друзьями, привели к тому, что он влюбился. И решил признаться. Ему 16. А мне... 22. И он учится в школе, где я работаю. Он знал. Я — нет. Ведь для меня он студент строительного университета. Но я давно пропала... Он такой... Он идеальный. Во всём. Всегда. Манеры. Речь. Внешность. Его отношение ко мне. К семье. Его действия. Слова. У него идеальное воспитание! У него идеальная мама! В нем есть всё, о чем я мечтала. Он очень умный не по годам. 

 

Говорят, любовь живет три года... Очнулась я за полгода До. Когда я уже не могла без него обойтись. Моя внешность, одежда, фигура, походка, манеры и желания зависели от того, как он скажет. Отслеживание моей геолокации. С кем и о чем общалась. Почему задержалась. Ссоры. Меня стало раздражать, что мне запрещают быть собой. Делать то, что я хочу. Мне родители никогда ничего не запрещали, а тут какой-то мальчишка!

 

Причины ссор доходили до абсурда! Мое мнение не сходится с его, я вернулась домой МИНУТОЙ позже, контроль всех моих звонков и переписок. Как только я пыталась показать своё «Я», человек менялся на глазах. Всевозможные унижения в мой адрес, хватание за руки, проламывание двери кулаком (рядом с моим лицом). И ненавидел, если я реву. Агрессия возрастала.

Чувства мои были смешанные. Ненавижу и люблю. 

 

Попытки расставания заканчивались слежкой за мной, его умалениями на коленях, со слезами на глазах: «Прости! Вернись! Такого больше не повторится». Папа мне всегда говорит: «если человек тебе сделал что-то плохое один раз, он обязательно это сделает ещё и ещё». И он прав.

 

В конце концов мы расстались. И на тот момент у него уже была девочка. Послушная, наверное. Его возраста. А я долго восстанавливала себя. Как же так... Он такой... Он идеальный. 

Мне, наверное, повезло больше других, так как я столкнулась только с психологическим абьюзом в самой его безобидной форме. Но то, что это был абьюз, я поняла только через несколько месяцев после своих последних отношений.

 

Сложно сказать, с чего всё началось и как мы до этого дошли. Но я четко помню, чем всё закончилось — ситуациями, которые доходили до абсурда. Не смотри на своих коллег-мужчин, потому что ты с ними в гляделки играешь — это флирт. Не дружи с этой девочкой, потому что мне она не нравится. Провести время с друзьями в пятницу вечером? А почему без меня? В Барселону к подруге на майские? Знаю я твоих подруг, мне они не нравятся. Хочешь купить эти шорты? У тебя в них всё видно, посмотри на себя. В момент окончания отношений меня не выпускали из комнаты и говорили, что мы не расстаемся, а скоро поженимся. Кого я обманываю.

 

Осознание того, что это психологическое насилие, а не просто ревность и безграничная любовь человека, приходит не сразу. И я очень благодарна, что я к этому пришла. Переступила. И ушла. 

 

P.S. Написала это письмо, чтобы, возможно, некоторые девушки не обманывали себя мыслями о том, что такое отношение —  сильные чувства, черты характера, юношеский максимализм. Вполне возможно, когда кто-то не закрывает такие двери, в Instagram появляются масштабные акции в поддержку жертв насилия в семье.

Меня зовут Кристина, мне 22, и я не понаслышке знаю, что такое абьюз. Хочу рассказать свою историю потому, что верю, что смогу помочь другим девушкам с этим справиться. Если хотя бы одна девушка поймет меня и задумается — это уже победа.

 

К счастью, насилие в семье обошло меня стороной. Я росла с мамой и папой, в уважении и любви насколько это было возможно. Никогда не сталкивалась с агрессией со стороны родителей, пьянством или другими негативными факторами. О домашнем насилии я слышала только из телевизора.


Все это не помешало мне встретить молодого человека, который поначалу казался хорошим, но после года отношений проявил себя с другой стороны. Сейчас я понимаю, что проигнорировала важные звоночки о его будущем поведении. Он мог иногда выпить, иногда даже становился агрессивным. Упоминал про эпизоды драк с незнакомцами. Я видела, что он прячет разбитые кулаки и никогда не говорит мне, откуда это появилось. Говорил мне, что это меня никогда не коснется. 

 

Однажды, после того как он выпил, мы поссорились (сейчас я понимаю, что он меня спровоцировал), и он замахнулся на меня. Ударил кровать, так удачно находившуюся рядом с моей головой. На следующее утро он извинялся и клялся, что такого не повторится. В другой раз, после очередного вечера в баре, он пообещал мне, что если я буду ворочаться и толкать его на кровати, он меня ударит. Столько злобы в его голосе я еще не слышала. Когда я рассказала его маме об инцидентах, она пренебрежительно спросила меня: «А чего же ты еще от него не ушла?». Я столкнулась с обесцениванием и непониманием.

 

Последний эпизод случился тогда, когда мы уже жили вместе, в другом городе, вдали от моих родителей. Он, как обычно, после работы был нервный. Мы шли по улице, было многолюдно, и я пыталась протиснутся поскорее через толпу. Он окликнул меня, но я не услышала в попытке выйти из череды людей вокруг. Когда он настигнул меня, то схватил за шею и начал трясти. Его 100 кг одних мышц против моих 40. Никто даже не остановился помочь мне, пока он кричал на меня посреди улицы Петербурга. Я заплакала, а он начал кричать еще сильнее. Я попыталась уйти, но он не пустил меня. Позже он еще забирал у меня ключи и блокировал дверь, чтобы я не ушла. Я бы сбежала, пока он был на работе, но мне было некуда идти — единственная знакомая сказала, что «ничего страшного в этом нет, просто не выводи его». Отели были забиты, родители на другом конце страны.

 

Я вырвалась через несколько месяцев, за которые он вел себя как ни в чем не бывало, обвинял меня в игнорировании, холодности. Когда я уехала в другой город и рассталась с ним, он подумал, что я «начиталась книг по психологии». Если бы не его моральное давление на меня, я бы ушла раньше. Он дважды уговаривал меня возобновить отношения. Всегда выставлял меня истеричкой. Я действительно до конца чувствовала себя виноватой.


На этом мои приключения не закончились, потому что через некоторое время я встретила нового парня. На этот раз я уже жила в Италии, опять же вдали от дома. Полностью беззащитна и к тому же не совсем здорова на голову (надо было идти к психологу, который констатировал бы виктимные паттерны в поведении, но я была уверена что просто не умею строить отношения). 

 

В этот раз я попала на крючок настоящего абьюзера. Маньяка-социопата, а не просто агрессивного пьющего парня, простого как три копейки. Моя жизнь на какое-то время превратилась в сказку: цветы без повода, дорогие подарки на праздники, походы в рестораны, галереи, ужины дома, приготовленные его руками, ни одной помытой мною тарелки за три месяца, классный и слегка агрессивный секс, поездка в романтичный Будапешт на Рождество. Можно было бы перечислять бесконечно. Я чувствовала, что нашла «его», а он постепенно завладевал моей психикой. Он «освободил» меня от обременительной дружбы, ограничил мой круг общения собственной персоной, стал моим единственным смыслом жизни. Постепенно внедрял критику в мой адрес, стал понижать мою самооценку. Все происходило так плавно, что я даже не замечала, как он прощупывает территорию. Он довел меня до слез на первой неделе общения, а я даже не осознала его опасность.


Если я буду перечислять все ужасные вещи, которые он со мной делал, не хватит письма. Из самых запомнившихся мне: насмешки над формой моих мизинцев на ногах, называние меня «карликом» из-за низкого роста; ревность к его другу, спровоцированная эпизодом, где я случайно упала «ему в объятия»; постоянные ссоры, виной которых была я. Все это задобрено букетами цветов, походами в крутые рестораны и подано под соусом «ты без меня в этой стране никто». Я начала верить. Под конец отношений я уже не помнила, кем была раньше. Все мои предпочтения, мысли были стерты в прах. Я стала никем, тенью самой себя.


Синяки объяснялись сексом, а моральное давление доказать было невозможно. Для всех друзей он был образцовым парнем, хорошим другом и немного странным, но очень умным человеком. Однажды, после очередного расставания и порции пряников, я очнулась. Он слишком резко сменил стиль общения с «я изменяюсь и буду строить свою жизнь так, как ты мне скажешь» на «какого *** ты не помыла посуду». Это отрезвило меня мгновенно. Я видела всю ярость на его лице, будто смотрела самому Дьяволу в глаза. До сих пор эта фраза напоминает мне о том, через что я прошла.


К моему счастью, он переехал в Лондон и уже нападками третировал мое существование. Так что после его очередного отлета, я заблокировала его везде. Я стояла на вокзале, посреди толпы, и чистила свою жизнь от него. Даже не дождалась пока вернусь домой. Я понимала, что надо действовать быстро. Он еще полгода периодически появлялся в моей жизни с новых аккаунтов / номеров. Заставлял меня трястись из-за каждого звонка от неизвестного мне номера, звонков по ночам в домофон, кошмаров по ночам.

 

Я читала много литературы, пытаясь осмыслить, что со мной произошло. Я до сих пор боюсь доверять на 100 процентов и жду подвоха от каждого нового человека в моей жизни. Из хороших новостей — я восстановилась и стала еще круче, чем была до этого. Я понимаю, что это не однодневный процесс, но я работаю над лучшей версией себя. Это меня не сломало, я пережила этот опыт и сейчас хочу помогать другим. Я понимаю, что тема эмоционального абьюза в нашем обществе еще не популярна. Сколько девушек страдает и не может доказать это? Сколько девушек вообще не догадываются, что живут в абьюзивных отношениях? Все они сталкиваются с недооцениваем, непониманием и даже виктимблеймингом. Я очень хочу помочь всем девушкам, кто существует в тех же условиях, через которые прошла я. 

Порой красивая картика в Instagram — это всего лишь обложка гнилой книги. Я знаю, что это не миф, ведь сама была знакома с этими девушками. Этот текст не для того, чтобы кого-то унизить или высмеять, он для тех женщин, которые прямо сейчас слышат первые звоночки, но не уделяют им внимание, которые верят в искренние извинения. Я хочу, чтобы вы знали, что есть отношения, после которых у вас остаются не плюшевые медвежата, а шрамы на теле и рубцы на душе. 

 

Существуют такие отношения, которые сконцентрированы на понимании роли девушки, как некой «собственности». В таких парах молодые люди по-особенному воспринимают местоимение «моя». Девушка должна быть всегда при своем парне, в компании ей стоит держаться возле него, подобно ручной собачке. Ей нужно спрашивать разрешения отойти или сделать что-то, и она безоговорочно с этим соглашается, хотя на него самого этого не распространяется. И даже если весомые причины на то отсутствуют, суть «приказа» вовсе не в содержании, а в механизме покорного исполнения, направленного на закрепление авторитета молодого человека перед своей второй половиной и подъеме среди подобных «альфа-представителей». Кто эти парни? Удивительно, но чаще всего это мальчики, по которым и не скажешь, что они могут прихлопнуть муху, нытики, которые никогда не заступятся за свою девушку, которые сидят под мамкиной юбкой и не принимают ни одного решения самостоятельно. Эту моральную импотенцию они компенсируют на девушках — единственных созданиях, которых не боятся оскорбить или ударить. Свои истеричные выходки они пытаются сгладить подарками, будто это лед, который можно приложить к полученной шишке. Однако чем дороже подарки, тем сильнее их восприятие девушки, как вещи. 

 

Как правило, в такого рода отношениях, молодому человеку априори позволено куда больше, чем девушке, иными словами «мужчина» обладает большим спектром прав и привилегий, чем женщина, а вот с обязанностями история противоположная. В этих парах девушка, как правило, оправдывает свое подчиняющееся положение такими фразами, как «он мой мужчина; как он скажет, так и будет», «мы, женщины, должны быть умнее и сдержаннее», «мы, женщины, сильные, мы можем что-то проглотить или перетерпеть», а, впоследствии, оперируют такими выражениями, как «они мужчины, полигамны по природе, ничего не поделаешь», «пускай гуляет, он же приходит домой», «если изменяет, то пусть так, чтобы я не знала», «да, мы оба отработали по 12 часов, но он так устал, пусть отдыхает, а я еще ужин приготовлю, постираю и поглажу» и «да, он меня ударил, но я это заслужила». Или для совсем запущенных случаев: «Бог терпел и нам велел». 

 

Но интересен вовсе не феномен существования таких отношений в XXI веке, а то, что большинство девушек вовсе не считают их полнейшей дикостью, а смирно принимают свою роль в них. Если же вы не приемлете подобного отношения к себе, то его стоит заметить при первых сигналах и бежать. Это не шутка и на деле это совсем не смешно. Такое поведение проявляется далеко не сразу. Как правило, мужчины данной породы изначально чрезмерно милы, добры, внимательны и романтичны. Очень сложно уловить тот момент, когда «любовь» трансформируется в одержимость, а забота начинает пугать. Не стоит верить фразам: «я не знаю, как так вышло», «прости, я больше никогда тебя не ударю», «да тебе повезло, что я с тобой! тебя никто не будет любить так, как я». При попытке бегства, он станет вас преследовать, звонить и писать с чужих телефонов, караулить на лестничной клетке, поджидать около института и работы, заваливать цветами, подарками и извинениями. Не стоит позволять всему этому пустить пыль в ваши глаза. Иначе вы рискуете «не успеть» сбежать из подобного рода нездоровых отношений или, выражаясь прозаичнее, «не пережить эту любовь». 

Мы начали встречаться когда нам было по 17. Строили совместные планы, мечтали о карьерных успехах, семье и путешествиях. Я чувствовала, что он «тот самый», тот, за которого я обязательно когда-нибудь выйду замуж, тот, с которым у нас будут дети. 
Спустя несколько лет мы съехались, и этот момент был одним из самых лучших дней в моей жизни. Для него же это была отличная возможность переложить на меня все обязанности — мытьё посуды, уборка по дому, платежи за квартиру и коммуналку и далее по списку. Возникающие конфликты в плане бытовухи обычно всегда заканчивались моими слезами, и в процессе «разбора полетов» я всегда слышала одну и ту же фразу: «сама виновата». 

 

Ещё до того, как мы начали жить вместе, я получала каждый день от него внимание — мы переписывались, созванивались, обсуждали, как проведём свободное время. Когда мы съехались, для него «наше время» стало ненужным, он считал, что его присутствие дома достаточно для того, чтобы сказать, что мы провели время вместе. Его практически не было дома, мы просто ночевали вместе. А если он и был, то его времяпрепровождение заключалось в том, что он играл в компьютер, объясняя это тем, что он устал.


Я ушла в его жизни на второй план, а может на третий или четвёртый, я не знаю. От общих интересов не осталось ничего, общение сокращалось до минимума. Мы вполне могли не разговаривать друг с другом неделю. На мои звонки он не поднимал трубку, а спустя пару-тройку часов он присылал сообщение: «ты че хотела?». Я хотела уйти несколько раз, но он не отпускал, говорил те заветные «я тебя люблю». После примирения все было идеально где-то неделю. А затем по новой, как заезженная пластинка. Снова и снова. Для него я превратилась в ту девушку, которая постоянно выносит мозг, постоянно чем-то недовольна. Он мне всегда говорил начать с себя, что мне стоит обратить внимание на более крупные проблемы, вроде моей некрасивой внешности, далекую от идеала фигуру и «одеваюсь я как-то несуразно».

 

И я действительно начала копаться в себе. Я разглядывала себя в зеркале до тех пор, пока не начинала реветь. В голове были только мысли: «да, он прав, ненавижу свой нос, ненавижу свои губы, ненавижу свою маленькую грудь и толстые ноги». А на все мои начинания вместо слов поддержки было только одно — «опять какой-то ерундой занимаешься». Он стал все чаще приходить домой поздно, когда я уже спала. На встречу с нашими друзьями, где все были по парам, я ходила одна, у него пропало желание с ними видеться. Я могла лежать рядом с ним и реветь, а он смотрел очередное видео на ютубе. Он не делился со мной ничем, уезжал из дома, когда у меня был выходной, а мои комплексы росли с геометрической прогрессией. Я все чаще начинала думать, что я настолько некрасивая и неинтересная, что он при любой возможности сбегает от меня. Наши конфликты заканчивались все жёстче. Он перестал кричать, а стал спокойно говорить «я тебя не люблю» и собирать вещи. Все это он делал для того, чтобы показать мне, как сильно я его обидела. 

 

Он работал на низкооплачиваемой работе, мог не работать вовсе, мы жили на мою зарплату, которой очень часто не хватало. Часто доходило до того, что мне нечего было есть целый день. Я звонила ему и просила перевести мне на карту хотя бы 100 рублей, на что я слышала: «спроси у мамы». 


Все закончилось когда мне было 25. Я вспомнила себя 17-летнюю, какие у меня были амбиции и вообще планы на жизнь. Я вспоминала наши первые года отношений, читала переписки и не понимала, как человек, с которым планировала провести всю оставшуюся жизнь, сейчас не говорит тебе даже «привет», когда ты приходишь домой.

 

Это было очень тяжелое решение, я боялась, что сделала роковую ошибку. Было и чувство жалости. К нему. Он писал мне, что ему очень плохо, что он почти не ест и плохо спит. Я ненавидела себя и за это. Моей поддержкой в тот момент стала мама, которая сказала мне очень хорошую фразу — «подумай о себе». И я первый раз в жизни подумала о себе и ушла.

Во втором сезоне «Большой маленькой лжи» был момент, когда героиня Николь Кидман на сеансе психотерапии говорит про свои закончившиеся отношения с абьюзером: «Я буду держаться за хорошее». Так работает созависимость и желание оправдать свою тягу туда, где плохо. Но ещё так же работает желание нормального, здорового человека знать, что значимая часть его жизни не была иллюзией. Это о семье, о долгих отношениях или просто о человеке, который был очень важен для вас. И то, что нездоровая, невротическая составляющая перевесила, разбила все, как корабль об айсберг, сделала невозможным торги о совместном будущем — совсем не значит, что все было даром.

 

Уходить из таких отношений тяжело, и, наверное, ради силы воли нужно держаться за плохое. Потому что такого плохого не должно быть с вами. Редкое хорошее ничего не стоит, если достаётся подобной ценой. Но потом, когда вы повзрослели и смотрите назад, без желания вернуться, без чувства вины перед собой — мне кажется, очень важно вспомнить хорошее и с чувством лёгкой благодарности отпустить все, что, должно быть, изменило вас в лучшую сторону, сделало сильнее и человечнее. Вы не потратили время, не сделали ошибку, не предали себя. Все происходит так, как должно. 

 

В абьюзивных отношениях много эмоций, чувств, страсти. Но в таких отношениях, как правило, совсем нет более важных вещей: доверия, поддержки, простой человеческой доброты и безусловного принятия. Возможно, теперь вы начали ценить вещи, без которых не бывает настоящей любви.

Фото: Nadeem Karim

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ