Жизни, прожитые согласно велению сердца: французская проза XVIII-XIX веков

Эти книги мало похожи на банальные романы о любви. Это истории ошибок, совершённых в угоду неуёмному воображению и слепому упрямству. Они неоднозначны, остроумны, местами фантастичны, но всегда точны в понимании движений души. Классическая французская литература не морализирует, не обвиняет и не оправдывает. Она повествует о жизнях, прожитых согласно велению сердца.

Оноре де Бальзак «Дом кошки, играющей в мяч» 

Талантливый художник берёт в жёны юную мещанку, но со временем охладевает к ней. Она же, обожая мужа, простодушно надеется вернуть его привязанность и не замечает того, что её наивной преданности ему давно мало. Невозможность духовной близости с женщиной, казавшейся совершенством, стала болью художника. Боль сменилась раздражением, а затем досадой — и некогда пылкая любовь была безжалостно признана иллюзией. Её разбитое сердце значения не имело. Что поделать? Он разлюбил. 

 

Сюжет в романах Бальзака всегда вторичен. Не столь важны и персонажи. Его главные герои — нравы. Нравы, диктующие образ мысли и жизни; нравы, равно способные отравить чистую душу и обелить воплощение порока. Он напоминает: жизнь — азартная игра, а изощрённый ум — единственный верный союзник. Умей наблюдать, учись читать между строк и действуй. Иначе участь твоя будет незавидной.

Стендаль «Красное и чёрное» 

Цвета, вынесенные в заглавие, символизируют выбор героя между церковью (чёрный — одежда клириков) и армией (красный — офицерский мундир). И то, и другое годится, чтобы выбиться в люди: юному Жюльену Сорелю едва ли представятся другие возможности преуспеть.

 

И всё же волей случая молодой человек попадает в дом мэра своего городка в качестве гувернёра, где заводит роман с матерью своих воспитанников, супругой мэра. Он вовсе не влюблён в неё, но почему бы и нет? Госпожа де Реналь благонравна, хороша собой и так добра к нему... Соблазнить её не составит труда. Жюльен вовсе не зол и уж тем более не коварен — просто ему, как бы жутко не звучало, это показалось уместным. 

 

Адюльтер становится не торжеством любви, а ликованием удовлетворённого самолюбия. И это — ключ к характеру героя. Впечатлительный и небесталанный юноша с бешеным честолюбием — вечная жертва своей невероятной гордыни. Он умеет наблюдать, но толку от этого мало, ведь делать нужные выводы он не способен. Отсюда вся непоследовательность и алогичность его поступков. 

 

Важный момент: политическая составляющая романа серьёзна, но нам сегодняшним совершенно не ясна. А ведь именно поэтому в 1850-м император Николай I запретил книгу в России. 

Эмиль Золя «Страница любви»

Дни молодой вдовы проходят в заботах о дочери, а визит одного-двух друзей — единственное, что вносит разнообразие в тихое течение её жизни. Бескрайний Париж она видит из окна своей комнаты — и этого вполне достаточно. 

 

Безукоризненно добропорядочная Элен живёт, «заполняя пустоту своей души лишь гордостью честной женщины». А хрупкая, нервная Жанна заменяет ей весь мир: тиранически обожая мать, девочка с ревностью следит за каждым её движением, взглядом и улыбкой… 

 

Всё это могло бы длиться годами, не случись Жанне заболеть, а Элен — полюбить врача, спасшего её ребёнка. Эта женщина живёт, почти не видя людей и не растрачивая чувств. Неудивительно, что её благодарность перерастает в привязанность, а затем в необоримую страсть. Но Анри женат, и буржуазный адюльтер, «улыбающийся и мирный», ужасает Элен. Однако со временем она понимает, что измена, узаконенная лицемерием, приемлема... Но можно ли быть счастливой на таких условиях? Одна-единственная страница любви в жизни Элен переворачивается. Без радости и раскаяния. 

Фото: @filippatrajkovski

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО