Дадаизм нашей жизни: не «скопировать», а «переосмыслить»

Незыблемый факт: мы не можем полностью отказаться от прошлого. Однако сто лет назад с этим положением пытались поспорить дадаисты — представители одного из ключевых течений в мировом искусстве. Идеологи дадаизма собирались в кабаре на территории нейтральной Швейцарии с 1916 года. Они, уставшие от военных конфликтов, сложных смыслов и удручающей реальности, хотели сбежать в мир, где нет устоев и традиций, строгих канонов и правил, но есть творческая вседозволенность.    

Сегодня идеи дадаистов как никогда актуальны. Мы тоже со страхом смотрим в прошлое (позади две мировые войны и серьезные технологические изменения) и сквозь пальцы вглядываемся в повседневность. Наше искусство на протяжении тысячелетий стремилось возродить идеалы классицизма, вновь вспоминало о красоте реальности, искало смысл в потусторонних явлениях и в итоге зашло в тупик. Однако можно утверждать, что мы уже начали возобновлять и популяризировать идеи столетней давности, чтобы выйти из затяжного кризиса. Возможно, скоро именно мысли дадаистов приведут нас к новой концепции, непохожей на все предыдущие течения в искусстве, характерной только для нашего времени. 

Название «Дадаизм»: плюрализм мнений и пониманий одного и того же

 

Существует несколько теорий о том, как появилось название «Дадаизм». Некоторые считали, что слово было взято из немецко-французского словаря и обозначает «деревянную лошадку», а кто-то утверждает, что нельзя обойтись без итальянского значения (в некоторых областях страны таким образом называют мать). Самой распространенной из возможных оказалась теория о мнимом согласии дадаистов с окружающим миром: «да-да» скрывает за собой легкую насмешку над реальностью, признание разнообразия и полемичности общественных взглядов. Сами дадаисты не придают особого значения названию, им важна глубина и суть суждений. Как говорил поэт Тристан Тцара, представляющий течение: «Дада ничего не обозначает, нечего терять время из-за слова, которое не имеет смысла».

 

Сегодня мы так же пытаемся опровергнуть условности и избавиться от клише. Критическое мышление становится необычайно важным качеством человека, который не хочет утонуть в потоке манипуляций и мнений. Мы стремимся мыслить многозначно, разными категориями, так как истина уже далеко не абсолютна. Теперь выводы зависят от четкой аргументации и угла, откуда падает свет на ту или иную проблему. Однако настолько полной свободе дадаистов нам остается только завидовать. Язык больше не может позволить себе быть пустым, каждый символ наделяется особым значением. Ярким примером могут служить феминитивы или желание провести границу между гендерами с помощью нужных слов, таких как, например, «пансексуал» и «квир».

Роза Селяви и движение «Дрэг-квин»

 

Один из главных представителей направления, Марсель Дюшан, находит в себе дополнительный ресурс для творчества — энергию женщины. Он создает альтер-эго и называет другую личность Розой Селяви. Это нельзя считать просто переодеванием. От имени человека, не лишенного нежности и кокетства, Дюшан выступает на публике, подписывает работы, участвует в фотосессиях, что напоминает движение «Дрэг-квин», которое зародится только спустя почти половину столетия. 

 

К развитию «Дрэг-квин» привели стремление к эксцентричности и попытка доказать, что женские черты характера могут быть присущи и мужчинам, причем в самых неожиданных форматах. В рамках этой идеи мужчины разной сексуальной ориентации создают эпатажный образ дивы, привлекающей внимание на концертных площадках и выступлениях. «Дрэг-квин» — это отличное доказательство того, что многогранность человеческой личности выходит далеко за пределы его половых признаков, а возрастающая популярность говорит о более высоком уровне свободы и толерантности в обществе.

Рэди-мейды и Instagram

 

Свою революцию в мировом восприятии творчества Дюшан начал еще с создания первого рэди-мейда. Главной целью художника, по его словам, было «создать произведение искусства, которое не является искусством». Говоря иначе, рэди-мейд — это неожиданное столкновение с объектом, который вырван из его обычного контекста и возвышен до статуса произведения искусства. Теперь задача художника состоит в том, чтобы выбрать вещь, лишить ее привычной функции и задать новую траекторию. 

 

Довольно не очевидной на первый взгляд кажется мысль о том, что именно задумка Дюшана, его идея о создании рэди-мейда, обрела популярность среди пользователей Instagram. Фотографии еды, закатов, балконов и архитектуры — тоже «готовые» части окружающего мира, которые требуют лишь взгляд человека, видящего красоту и смысл даже в предметах быта. 

Юмор и эротизм

 

Дадаисты провели четкую границу между юмором и эротизмом. Первое — это дверь к новым возможностям, без которой немыслим интеллектуальный прогресс. «Фонтан» Дюшана, переосмысленный писсуар, или дорисовка усов на картине «Моно Лиза» заставили представителей мирового искусства по-другому взглянуть на вещи, посмеяться над обыденным и над тем, что считалось «священным». Что касается эротизма, это нечто серьезное и приземленное. Уже сто лет назад дадаисты практически свободно заговорили о самой распространенной вещи в мире, которую понимает каждый, о том, что ведет к осмыслению собственных желаний и пониманию других людей.

Это способ попытаться вытащить на свет то, что постоянно скрывается (и это не обязательно эротика) под давлением католицизма или социальных норм. Раскрыть это, предоставить в распоряжении каждого — я верю, что это важно, потому что это основа всего, хотя никто не говорит об этом.

Подобно дадаистам, стремясь к полной свободе, мы все больше загоняем себя в рамки общественного мнения, чтобы избежать нежелательных оскорблений. Возможно, именно такая позиция и привела современного человека к мнению, что у каждого есть  сексуальность и индивидуальные потребности. Все больше проектов создаются для того, чтобы доказать следующую идею: эротизм — нормальная часть жизнь, о которой можно и нужно говорить, чтобы избежать трагических последствий в виде, например, болезней, а также разрушительных отношений с собой и окружающими.

Идеи дадаизма, которые обретают новый смысл в наше время, — это доказательство того, что все циклично. Обращение в прошлое с целью не «скопировать», а «переосмыслить» — один из способов преодоления кризиса, с которым мы сегодня столкнулись. Бесконечное количество форм и средств выражения требует четкого замысла, упорядоченных и ясных теорий. Кажется, самое время взяться за уборку хаоса, который мы оставили в результате многовекового «поиска себя и сущности жизни».

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО