Испанский импрессионизм: творчество Хоакина Сорольи

При упоминании импрессионизма многие вспоминают Клода Моне, Огюста Ренуара, Эдгара Дега, Эдуарда Мане и других французских художников. Этому есть причина — они были основой движения, они стояли у его истоков. Но кроме них были и другие, к примеру, герой этой статьи — испанский живописец Хоакин Соролья (Joaquín Sorolla y Bastida). Лёгкий прибрежный ветер, блики на голубых волнах, песок пляжей Валенсии, яркий солнечный свет, пробивающийся сквозь время и пространство, — все это ощущается так явно, хоть и было когда-то давно, в Испании XIX века. И это — заслуга выдающегося художника Хоакина Сорольи.

Хоакин Соролья родился в 1863 году в Валенсии, на юге Испании. Он и его младшая сестра в раннем возрасте стали сиротами: когда живописцу было всего два года, их родители умерли от холеры, дети перешли на попечительство в семью тётки. Его дядя был слесарем и всячески пытался приобщить мальчика к своему делу, но когда увидел в нём задатки художника, поддержал его.

В 16 лет он поступил в Высшую школу изящных искусств Сан-Карлос в Валенсии и продолжил развивать свой талант. Он изучал стили и техники мастеров, но уже во время учёбы стало очевидно, что он может предложить нечто иное, не входящее в рамки классической живописи тех лет.

В 1881 году он посетил музей Прадо в Мадриде, где его вдохновили картины предшествующих художников. В особенности его восхитила тщательная техника и яркие цвета работ Эль Греко и Диего Веласкеса, что проявилось в его собственных творениях. 

Его ранние полотна были обращены к исторической и социальной теме. Первая работа, за которую он получил серебряную медаль на национальной выставке в Мадриде в 1884 году, была «Оборона артиллерийской батареи Монтелеона». Картина выполнена в стиле реализм на полотне 4 х 5,8 м; на ней изображены события Мадридского восстания во время наполеоновских войн. «Призыв эль Паллетера» стала следующей его успешной работой. Благодаря ей он получил пособие от Испанской Академии на учёбу в Риме, где начал изучать искусство классицизма и Ренессанса. 

Поворотным моментом стала поездка в Париж в 1885 году. Именно здесь он увидел, как искусство создаётся его современниками. Соролья был заворожён новым направлением, которое было тогда на пике своей популярности — импрессионизмом.

В 1888 году он вернулся в Испанию и женился на Клотильде Гарсиа дель Кастильо, с которой познакомился ещё в 1879 году. У них родилось трое детей — Мария, Хоакин и Елена. Обожаемые дети и жена часто появлялись на произведениях художника, и его любовь к ним определенно чувствуется через полотна.

В Испании он написал ряд успешных картин: «Другая Маргарита», «Возвращение с рыбалки», «Научное исследование» и «Портрет доктора Симарро с микроскопом», которые были представлены в Парижском салоне и на Национальной выставке в Мадриде. За них Соролья получил золотые и серебряные медали, а также первые места на международных выставках и широкую популярность.

Поворотной работой в карьере художника стало полотно «Печальное наследие». На нем изображено купание детей, ставших инвалидами в результате эпидемии полиомиелита в Валенсии. Работа принесла Хоакину Соролье Гран-при парижской Всемирной выставки 1900 года, а также звание кавалера ордена Почетного легиона. 

После «Печального наследия» он оставил социальные и исторические темы. Он стал писать те картины, за которые его многие любят и по сей день — «Прогулка по берегу моря», «Купание коня», «Пляж в Валенсии» и другие. На полотнах Сорольи больше нет баталий или одиноких героинь трагедии — теперь на них резвятся загорелые дети и отдыхают милые дамы с белыми кружевными зонтиками на берегу моря. 

Он соединил влияние мастеров прошлого и настоящего и отточил свой собственный стиль. Его можно узнать в густых мазках кистью и живости импрессионизма, смешанных с классической техникой. Соролья мастерски передает игру тени и света, блики на поверхности, и поэтому считается одним из самых известных люминистов. В сравнении с французскими импрессионистами его силуэты более четкие и натуралистичные, но их роднит запечатление мимолётности момента. 

Ты чувствуешь легкость белых тканей, развевающихся на ветру, теплый солнечный свет, слышишь ароматы и звуки, оказываешься рядом с играющими детьми, переносишься через время и пространство в Испанию XIX века. В этом и заключается вся магия импрессионизма, волшебство искусства.

«Искусство не имеет ничего общего с уродливым и грустным… Свет — это жизнь для всего, чего ни коснись, поэтому, чем больше света в живописи, тем она живее, правдивее и прекраснее» — писал художник.

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО