Эльбрус’20: история одного восхождения

Эти заметки могли быть никогда не написаны, если бы не счастливое стечение обстоятельств, одно незначительное знакомство, погружение в «тему», заряд азартом и настроем на успешное восхождение. Могу с уверенностью сказать, что даже без опыта полноценных многодневных горных походов и наличия в личном арсенале всего необходимого оборудования и одежды практически любому человеку, который ведет активный и спортивный образ жизни, под силу покорить самую высокую точку России и Европы — Эльбрус. В составе нашей группы не было профессиональных атлетов или опытных туристов, но все равно все девять человек успешно дошли до отметки в 5642 метра!

На сегодняшний день существуют десятки компаний-организаторов туров на Эльбрус в рамках восхождения как с юга, так и с севера. К одной из таких коммерческих групп я и присоединилась августом этого года. Стартовали мы из Пятигорска, предварительно взяв в прокате недостающую теплую одежду, альпинистские вещи и ботинки на штурм вершины. Далее мы переехали в Терскол, по дороге любуясь постепенной сменой степей на горные пейзажи. Там у нас было несколько дней для подготовительных акклиматизационных выходов и изучения необходимой для восхождения информации, получаемой в ходе брифингов с нашими гидами.

На пятый день нашего путешествия мы поднялись в приют «Нацпарк» на высоте 3882 м, располагающийся в 120 метрах вверх по склону от самой высокой станции канатной дороги Гара-Баши 2. Условия для восходителей с южной стороны Эльбруса намного комфортабельнее соратников, поднимающихся с северной его стороны. Если мы с командой проживали в удобных, отапливаемых вагончиках с комнатами, рассчитанными на несколько человек, и дважды в день питались на оборудованной кухне, то при подъеме по северному склону участники ночуют в палатках и готовят еду на костре.

Несколько дней, проведенных в приюте, запомнились белоснежным, ослепляющим снежным покровом, нахождением над облаками и постоянным любованием вершин, которые окружают тебя со всех сторон. Три дня мы ходили в полной боевой экипировке к знаменитому сгоревшему Приюту-11 и далее до Скал Пастухова на высоту 4500 метров, проводили ледовые занятия с обвязками, падениями, использованием кошек и ледорубов. 

Вечерами мы пели под гитару на нашей уютной кухне, наблюдали за снующими вокруг лагеря дикими лисицами, смотрели на закаты и потрясающее звездное небо, которое огромным светящимся куполом, казалось, накрывало нас с головой. Образы невыносимо прекрасных, подсвечивающихся последними лучами солнца облаков и далекого-далекого Млечного Пути в сопровождении абсолютной тишины, нарушаемой лишь похрустыванием снега и льда, часто возникают в моей памяти.

Самая ответственная и важная часть восхождения — штурм. Обычно, без использования дополнительной помощи в виде ратрака — гусеничного транспорта для частичной транспортировки групп, он длится от 9 до 12 часов в зависимости от подготовки группы, погодных условий и установок гидов. Мы стартовали около 11 вечера, так как основная часть пути обычно проходит в темноте, чтобы на рассвете миновать опасный участок Косой полки, а до полудня начать спуск вниз, не застав на горе непогоду, которой чаще свойственно появляться во второй половине дня. 

 

Подъем до отметки 5100 метров стал для меня одним из самых сложных испытаний в жизни. Морально было тяжелее, чем на печально известном 37 километре марафона, когда большинству хочется сойти с дистанции. Было морозно, задувал ветер, на нас было по шесть слоев одежды и рюкзаки с оборудованием и провиантом.  

Однако, как известно, самое темное время — перед рассветом. Рассвет на пяти километрах над уровнем моря я точно запомню на всю жизнь: силуэты скал, нежные краски неба и величественная тень от Эльбруса, затемняющая часть горного пейзажа.

После небольшого отдыха мы несколько часов в неспешном темпе двигались до седловины Эльбруса по Косой полке — узкой тропинке на крутом склоне. При солнечном свете идти было уже проще, все концентрировались на заветной мечте, которая была уже совсем близко. После самого опасного участка пути, который мы преодолевали пристегнутыми для страховки к специальным перилам, сил оставалось совсем мало. Здесь всем на помощь обычно приходит сладкая газировка, которая не замерзает при отрицательной температуре и насыщает кровь глюкозой — после пары глотков человек сразу же чувствует себя гораздо лучше. 

 

И вот последние метры и минуты пути, мы цепочкой восходим на вершину Европы, гиды снимают наши последние шаги на камеру. Чувств и эмоций практически нет, в голове только одна мысль: «Я дошла, я на Эльбрусе, я смогла». Ощущение полного счастья. 

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО