«Лёгкие, словно ягодное безе»: 5 летних книг

Автор: Гульнур Мавлютова

Есть книги, которые читать нужно непременно летом — наполненные ароматами, чувственные, заставляющие сердце томиться и трепетать. Лёгкие, словно ягодное безе, но в то же время порой печальные и серьезные. Книги, после которых начинаешь гуглить билеты до Испании, собираешься в путешествие автостопом, пишешь картины или учишься танцевать канкан. Книги, которые навсегда остаются запечатлёнными в душах своих читателей.

И. А. Бунин «Жизнь Арсеньева»

Почему же остались в моей памяти только минуты полного одиночества? Вот вечереет летний день. Солнце уже за домом, за садом, пустой, широкий двор в тени, а я (совсем, совсем один в мире) лежу на его зеленой холодеющей траве, глядя в бездонное синее небо, как в чьи-то дивные и родные глаза, в отчее лоно свое.

Осень, лето, зима, весна и вновь лето. Увядание и расцвет. Минуты и годы. Жизнь течет, словно ручей. Отцовская усадьба, бескрайние луга, ароматы нагретых хлебов и трав, сырая свежесть полей. Синее небо и щемящее чувство печали и тоски по чему-то запредельно близкому, но в то же время недосягаемому. Слог Бунина — бесподобен, убаюкивающий, словно древние песнопения, словно он сам и есть вся та необъятная, милая сердцу Родина, о которой он пишет, которой признаётся в любви. 

 

Буниновская Россия — это облачённые в слова пейзажи Поленова и Шишкина, где автор, как живописец, мазками выписывает восход солнца, сизые сумерки, конюшни и все то, что видел и осязал будучи мальчишкой, будучи юношей, будучи мужчиной. 

 

«Жизнь Арсеньева» — однозначный летний must-read, ибо, перевернув последнюю страницу книги, непременно появится желание поехать собирать букеты луговых цветов или же смотреть на песчаные волжские берега. А может и то, и другое. 

Андре Асиман «Назови меня своим именем»

Потому что именно здесь была правда — даже если я не мог произнести её или намекнуть на неё, все-таки я мог бы поклясться: она была вокруг нас.

Пронзительная история первой любви, насквозь пронизанная чувствами, оголенными, до неприличия искренними. История, которая пробирает до костей, до кончиков пальцев. История, сотканная из ощущений: желание, смешанное с палящим итальянским солнцем, ароматами цветущего сада и запахом кожи. Неуверенность, ревность, отчаяние, робкая надежда и горько-сладкое послевкусие пролитых слез и поцелуев. Запыленные босые ноги, влажные волосы, разгоряченные тела, абрикосовый сок на губах. Словно покачиваясь в полудреме, вы погружаетесь в то лето, когда судьба свела Оливера и Элио, чтобы они назвали друг друга своим именем. Чтобы отзвуки их любви оставались жить в фотографиях, в дремлющих комнатах дома, в оливковой рощице и в их сердцах. 

Потому что это был он, потому что это был я.

Сомерсет Моэм «Узорный покров»

Не поднимай покров узорный, который люди жизнью называют.

На фоне умиротворяющих пейзажей китайской провинции, где время словно застыло в вечности, разворачивается настоящая трагедия. Борьба за жизнь, борьба за любовь, борьба с самим собой. Моэм поистине знаток человеческих сердец: из-под его пера выходят не картонные романтические герои, а настоящие люди, которым не чужды все маленькие и большие слабости, страхи и метания. И он не стыдится показать их такими, какие они есть на самом деле. Измены, месть, эгоизм, одиночество. Китти и доктор Фейн — муж и жена, но в то же время совершенно чужие друг другу люди. Он любит не её, а созданный им её образ, она любит не его, а комфорт, который он способен ей, Китти, подарить. Моэм пишет не о любви, он пишет о человеческом. О пройденном пути, о неспособности прощать, о неспособности понять, о неспособности полюбить. Можем ли мы учиться на собственном опыте, можем ли не повторять ошибки, совершенные нами когда-то? Можем ли мы измениться? И если да, то ради чего? Что способно сделать нас лучше? Что должно случиться, чтобы мы стали друг друга понимать?

Только она, Китти, не разглядела его достоинств. Почему? Потому что он любил ее, а она его не любила. Что это за выверт человеческого сердца — презирать человека за то, что он тебя любит.

Стейнбек «К востоку от Эдема»

Но древнееврейское слово «тимшел» — «можешь господствовать» — дает человеку выбор. Быть может, это самое важное слово на свете. Оно говорит человеку, что путь открыт — решать предоставляется ему самому.

Изначально это произведение Стейнбека было прохладно встречено критиками, зато публике — полюбилось, и через какое-то время книга стала бестселлером. Как сейчас помню, читала я её взапой, на одном дыхании, во время сессии, вместо подготовки к очередному экзамену. Здесь и суровая красота северной Калифорнии, бушующие реки, красные иссушенные земли, поросшие бурым кустарником склоны. Воды разливаются и питают почву. Почва дарует пропитание всему живому. А жизнь идёт своим чередом, люди приходят и уходят. Наступают и проходят тяжёлые времена. Здесь и гремят войны, и зверствует голод, и играют свадьбы, и производят на свет детей.

Это роман-притча, аллюзия к библейскому сказанию о Каине и Авеле. Трудная, запутанная судьба двух семей, двух противоположностей-братьев, подлость и предательство. Это та самая книга, которую вы наверняка разберёте на цитаты: Стейнбек как никто другой умеет говорить о том, что мы знаем, но для чего никак не можем подобрать нужных слов.

Габриэль Гарсиа Маркес «Любовь во время чумы»

Однажды вечером она вернулась после дневной прогулки ошеломлённая открытием: оказывается, она не только может быть счастливой без любви, но и может быть счастливой вопреки любви.

Жаркое дыхание ночи, аромат белых гардений и цветущего миндаля. Чувства, похожие на наваждение, символизм, сквозящий через все страницы этой книги, переплетения судеб, письма с пылкими признаниями и горечь расставания. Маркес пишет честно и, несмотря на неосязаемую магическую дымку, окутывающую листы романа, цинично. Он пишет о выборе, о внутренней силе, о разочаровании и о жестокости. Это хроника юности, взросления и старения. Он ждал 51 год, и у него были только воспоминания и нежные строки, наспех начерканные на отрывке бумаги. Она не ждала, но повсюду натыкалась на память о нем. Их пути расходились, для того чтобы сойтись вновь. Это роман о любви. О любви — вожделении, о любви терпеливой, и, наконец, о любви, что сильнее расстояний, сильнее разлук и даже самого беспощадного и неминуемого — времени. 

Фото: @matildadjerf

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО