3 автобиографических фильма Тарковского

Андрей Тарковский. Сейчас это имя известно каждому, кто хоть немного знаком с советским кинематографом. За последние годы его фильмы стали всё больше набирать популярность. В Instagram пишут о его творчестве, на YouTube можно послушать посвященные ему лекции, причём зачастую их читают молодые люди, а не профессора советской закалки. Тарковский с его неповторимыми картинами, наполненными человеческими чувствами, невероятно поэтичной природой и прозаическими по своей простоте конфликтами, уверенно захлестнул и мои чувства.

Сегодня мне хотелось бы рассказать о трёх его автобиографичных фильмах — на мой взгляд, самых эстетически интересных и больше всего между собой в этой эстетике перекликающихся. И хоть в статье журнала Arzamas.academy настоятельно советуют не начинать знакомство с великим режиссером с этих работ — особенно сложных и метафоричных (и я полностью разделяю их мнение) — ниже я поведаю именно о них. 

Зеркало

 

Мое первое знакомство с Тарковским случилось на этом фильме. Тяжёлое столкновение наивного ребёнка — с совершенно примитивными представлениями о кинематографе, очень необъективно высоким самомнением и непреодолимым рвением «во всём этом разобраться» — с мудрым, терпеливым, тонко чувствующим творцом.

Конечно, в первый раз я ничего не поняла. Прямо-таки совсем ничего. Сидела, злилась, ругалась про себя, когда зевала на половине фильма. «Всё это не для меня!» — вертелась мысль на кончике языка. Больше мы с Тарковским до поры до времени не сталкивались, пока… я не наткнулась на лекции о его фильме — всё о том же «Зеркале». Потом заинтересовалась, почитала разборы и рассуждения о смыслах и значениях, скрытых и не совсем. Я решила пересмотреть фильм ещё раз, спустя пару месяцев. И оказалось… что всё это просто форма передачи чего-то совсем простого и понятного, как в картинах, фотографиях или… стихах! Меня поразила образность фильмов Тарковского — она действительно была родом откуда-то из поэзии Тарковского-отца, Арсения Александровича. И не только потому, что его стихи часто звучат в картинах — как в «Зеркале», так и в «Ностальгии». 

Тогда я, к своему удивлению, поняла, что «Зеркало» — это довольно простая, но такая искренняя исповедальная история о судьбе человека: сначала мальчике, потом мужчине, который почти что повторил судьбу своего отца — что он с горечью осознаёт на лоне своей жизни. Весь фильм построен на некой зеркальности событий, будто Андрей Тарковский намеренно запутывает нас: Маргарита Терехова играет и жену героя, и мать в его воспоминаниях, Игнат Данильцев — самого героя в тех же воспоминаниях и его сына. Помимо всего этого в картине огромное количество совершенно невероятных в своей эстетичности кадров деревенского быта и природных пейзажей, на которые смотришь, затаив дыхание. И ради этого стоит попытаться понять, окунуться с головой, забыть про все внешнее и физическое, потерять по пути собственное я и раствориться в чём-то возвышенном и духовном для полного погружения в душу режиссера.

Ностальгия

 

Следующий по счёту — советско-итальянский фильм Тарковского. «Ностальгия» — это рассказ о русском прозаике, который отправляется в Италию, чтобы писать о своём соотечественнике, крепостном музыканте, некогда бывавшем в тех местах. Сама картина была снята в Италии совместно с местной киностудией.

В этом фильме Тарковский повествует о происхождении чувства «русской» ностальгии:

Я хотел рассказать о русской форме ностальгии — о том типичном для нашей нации состоянии души, которое охватывает нас, русских, когда мы находимся вдали от родины. В этом я видел — если хотите — свой патриотический долг, так, как я его сам ощущаю и понимаю. Я хотел рассказать о похожей на судьбу связи русских со своими национальными корнями, со своим прошлым и своей культурой, своей землей, друзьями и родными, о той глубинной связи, от которой они не могут отрешиться всю свою жизнь — куда бы ни забросила их судьба...

В «Ностальгии» чувствуется тесное переплетение русской и итальянской культур. Так, например, Тарковский, наполняя эротизмом некоторые сцены, ссылается на картину Данте Россетти «Леди Лилит», а прерафаэлитские волосы главной героини встречаются у него и в ранее упомянутом «Зеркале». Однако на фоне воспоминаний главного персонажа о доме звучит русский народный напев. Эти кадры встречаются ещё не раз, как бы указывая на то, как герою не хватает его родины, куда он не может вернуться по неизвестным обстоятельствам.

​Вскользь, но все же заостряя на этом внимание, Тарковский вновь упоминает стихи своего отца, которые зачитываются на итальянском, на что главный герой в исполнении Олега Янковского советует выбросить сборник, утверждая, что поэзию невозможно перевести на другой язык.

Так, в совместной работе талантливых представителей двух абсолютно разных стран и культур рождается мысль, идея — глубокая, вечная, необъятная. Рождается и остаётся висеть в воздухе, даже после того, как фильм заканчивается и темнеет экран.

Жертвоприношение

 

Завершающая в списке работа режиссера не случайно стоит на самом последнем месте — она стала творческим завещанием, которое автор «посвятил» не только своему сыну (что упоминается в титрах), но и всему человечеству в самом всеобъемлющем смысле этого слова. 

Этот фильм — тоже снятый за границей, на этот раз совместно со Швецией — несёт в себе множество отсылок к мировому искусству. Так, например, «Жертвоприношение» начинается с работы Леонардо да Винчи «Поклонение волхвов», и она является одной из важных деталей киноленты.

История начинается с того, что отец сажает дерево со своим маленьким немым сыном. Вся композиция фильма закольцовывается, когда в конце мы наблюдаем, как мальчик поливает то самое дерево. А потом, лёжа под ним же, произносит: «В начале было слово. Почему, папа?». И это единственная фраза ребенка за весь фильм. На фоне тем временем играет «Страсти по Матфею» Иоганна Себастьяна Баха, оно же сопровождает и начало картины.

Тарковский мастерски передаёт всё беспомощное отчаяние человека перед страхом неминуемых событий и осознанием собственной незначительности, описывает трудный выбор взрослого мужчины и его окончательное решение принести себя в жертву своим детям — последующим поколениям. В поступке главного героя сам автор видит грандиозную трагедию людской судьбы.

На самом деле, если говорить на чистоту, понять его фильмы мало. Тарковский — он ведь совсем не про это. Его фильмы — как поэзия. Их не надо пытаться логически понять и осмыслить, их надо почувствовать! И если душа распахнута, а сердце открыто, то просмотр точно не пройдет даром. 

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО